Новости Энциклопедия переводчика Блоги Авторский дневник Форум Работа

Декларация О нас пишут Награды Читальня Конкурсы Опросы
Страницы
Метки
Grammatica russa Italo Calvino lingua italiana Lingua russa Yahoo Борис Акунин Великая отечественная война Вторая мировая война Добавить новую метку Из жизни переводчика История Италии Италия Итало Кальвино Итальянская литература Итальянские реалии Литература Медицинская лексика Медицинский словарь Общественно-политическая лексика Переводная итальянская литература РКИ Россия Русская литература в переводах Русские зарубежные школы Русский язык для иностранцев СМИ Италии Словарь Lingvo Современный итальянский язык Учебники русского языка для итальянцев детский билингвизм итальянская лексика итальянский язык книги ложные друзья переводчика неологизмы итальянского языка обучение русскому как иностранному переводчики переводы переводы книг Бориса Акунина преподавание итальянского языка русский язык словари словарь Лингво словарь итальянского языка фразеология итальянского языка
Записи

Post-it

Пока не забылось (а то память короткая)

Подписаться на RSS  |   На главную

Dolore della mente и душевные переживания

Если русского человека что-то терзает и не дает ему спокойно жить и спать, то средоточием этих мук традиционно называется душа или сердце. Не происходит ли сейчас миграция этого центра в голову (в мозг)? Поясню.

Не очень давно на переводческом форуме Russian Italy был дан хороший пример того, что в статье А. Зализняк и др. было названо «ключевыми идеями русской языковой картины мира». В частности, в этом исследовании написано следующее:

Так, для носителей русского языка кажется очевидным, что психическая жизнь человека подразделяется на интеллектуальную и эмоциональную, причем интеллектуальная жизнь связана с головой, а эмоциональная — с сердцем. Мы говорим, что у кого-то светлая голова или доброе сердце; запоминая что-либо, храним это в голове, а чувствуем сердцем; переволновавшись, хватаемся за сердце. Нам кажется, что иначе и быть не может, и мы с удивлением узнаем, что для носителей некоторых африканских языков вся психическая жизнь может концентрироваться в печени, они говорят о том, что у кого-то «умная печень» или «добрая печень», а когда волнуются, подсознательно чувствуют дискомфорт в печени.

А вот у итальянцев средоточием эмоциональной жизни может оказаться голова (мозг). И при переводе это надо обязательно учесть, переместив ее из интеллектуального центра (головы) в эмоциональный (душу).

Теперь цитирую само обсуждение переводчиков на форуме Russian Italy:

А: Что такое dolore della mente? «Боль мышления» как-то не того. Может «расстройство мышления»?
Б: Речь идет о психических заболеваниях? … Тогда можно сказать «боль рассудка/скорбь рассудка».

А: Вот что написано: «… per questo motivo le modificazioni cutanee possono esprimere i conflitti interpersonali aggirando il dolore della mente».

В: тут разговор о психосоматике: что наши внутренние конфликты, какая-то душевная боль порой выражается в кожных изменениях/заболеваниях.

А:
Смысл-то понятен (внутренняя неудовлетворенность, конфликты>изменения кожных покровов, дерматиты, псориаз и пр.), но вот aggirando il dolore della mente?

В:
буквально звучит топорно, конечно: «в попытке избежать душевных страданий (подавить их?)»

Б:
Да, я тоже примерно так и поняла: заглушая в себе душевную боль, вызываемую межличностными конфликтами, человек провоцирует возникновение кожных заболеваний.

А:
Это про угри и фурункулы. …
Мне нравятся варианты: душевная боль, душевное страдание, душевные болезни.
В:
Alt! Только не душевные болезни. Под ними подразумеваются психиатрические заболевания, а они в данном случае ни при чем.

……………..

При переводе на русский средоточие терзаний переместилось из головы в душу. И это логично. Но меня заинтересовало другое: если задуматься, ведь в современном русском языке эти муки тоже постепенно смещаются всё больше в голову, особенно у молодежи.  Это и Не бери в голову!, и Перестань трахать себе мозги, люби себя каким ты есть и прочие выносы мозга друзьям и близким своими душевными муками по мелкому поводу (итальянская молодежь это иронично называет дрочкой мозгов − seghe mentali.).

Это смещение из души в мозг − явление преходящее? дань влиянию Западной культуры, которая не пойдет дальше молодежного жаргона? Или и в русском менталитете  происходит какая-то большая подвижка?

Турин


22 Апрель 2013 Виктория Максимова | Комментариев (4)

Ит-рус технический фразеологический словарь Ванделли

Недавно мы с mikhailo сконвертировали под Лингво «Итальянско-русский технический фразеологический словарь» Канцио Ванделли (под  Лингво х3 и Лингво 11 и 12).  Кому нужен — пишите мне в ЛС: свой мейл, свою версию Лингво и какой вариант предпочитаете — в строгом черно-белом варианте или с цветной разметкой. Я вышлю.

* * *
Omaggio a Canzio Vandelli
Канцио Ванделли умер летом 2012 года. Как лексикограф он  много сделал для того, чтобы нам, нынешним итальянско-русским переводчикам, было легче работать. Я не знаток его биографии, но похоже, что «Dizionario fraseologico di russo tecnico», который Ванделли составил в 1977 году, был одним из его первых лекскографических опытов. До конвертации под Лингво нам с Михаилом пришлось немало потрудиться: страницы оригинального словаря готовились, судя по всему, еще на пишущей машинке, и потом c них делались типографские оттиски. И да, пришлось много вычитывать и устранять ошибки и неточности. Некоторые обороты, которые использовал Ванделли, по прошествии 40 лет уже звучали несколько старомодными (хе-хе, язык не стоит на месте), хотя техническая суть оставалось той же. В таких случаях мы фразы слегка модифицировали.

Фразеологический технический словарь Ванделли — это суть обширная база словосочетаемости основной технической лексики (на примерах целых фраз). С перекрестными ссылками на разные карточки. Подобной работы никто больше в паре ита-рус никогда не делал. Объем — свыше 4000 фраз.

Ниже привожу примеры, как выглядит одна и та же карточка Лингво с цветовой разметкой и без нее. Оба варианта словаря совершенно идентичны, выбирайте по личному вкусу.

Черно-белый вариант:

cattura_col

Та же карточка с цветной разметкой

cattura_scol

Турин


2 Февраль 2013 Виктория Максимова | Комментариев (2)

А вот фиг вам

Fare le fiche (устар.) — показывать фигу

Это выражение – прекрасная иллюстрация к тому, какие приключения порой ожидают иностранные слова, проникающие в другие языки и иные культуры. Никакому русскому не надо объяснять значения слов нафиг, фиг с маслом, фигня, фиг тебе, нифига. Слово фига настолько популярно в языке, что кажется исконно русским, однако его корни самые что ни на есть итальянские, точнее − флорентийские.

Спросите у современного рядового итальянца, что значит выражение fare le fiche. Скорее всего, он посмотрит несколько озадаченно, мол, нет такого выражения. Может сказать, что словом fica/figa грубовато-ласково называют женские гениталии, а в переносном смысле − сногосшибательную красотку. Возможно, он даже припомнит, что fica в значении красотка пришло в язык где-то в 60-е годы, когда вместе с сексуальным раскрепощением стал раскрепощаться и язык. И разве что интересующиеся родной историей припомнят, что в далекую старину, в XIII в. в Тоскане существовал жест, которым до сих пор пользуются в России – показывать фигу в знак презрения к собеседнику (fare le fiche). Увы, современные итальянцы уже мало помнят эту известную комбинацию из трех пальцев, для них она чистейший анахронизм.

Ну, раз анахронизм, то обратимся к старинному источнику − перечитаем еще раз первые три строки XXV песни «Ада» из «Божественной комедии» Данте, где Ванни Фуччи, один из персонажей, богохульно показывает кукиш Богу:

Al fine de le sue parole il ladro
le mani alzo con amendue le fiche,
gridando: «Togli, Dio, ch’a te le squadro!»

По окончаньи речи, вскинув руки
И выпятив два кукиша, злодей
Воскликнул так: «На, Боже, обе штуки!»

В стcarmignan00арину этот жест был широко распространен. Историк Джованни Виллани в своем труде «Флорентийские истории», гл. V кн. VI рассказывает, например, что в крепости Карминьяно, которая находилась между Пистойей и Флоренцией, стояла башня высотой 70 локтей, увенчанная высеченными из мрамора двумя руками. Руки были обращены в сторону Флоренции и презрительно показывали ей два кукиша. Кукиши находились там до 1228 года, пока во время одного нападения на Пистойю флорентийцы наконец не снесли сей обидный для их самолюбия монумент.

Вот эта вражда Флоренции с Пистойей, так называемых белых и черных гвельфов, и отражена в «Божественной комедии»: Данте, сторонник белых гвельфов, поместил Ванни Фуччи, черного гвельфа, в один из кругов ада и обрек на вечные муки.

Но как же фига дошла до Руси? На Русь она пришла с тосканскими архитекторами и каменных дел мастерами XV−XVI веков, строившими для русских царей палаты, кремли и церкви. Справедливости ради надо сказать, что на самом деле эти специалисты пополнили русский язык другими словами − пьедестал, фасад, купол, домский собор, бельведер, фронтон, ложа, палаццо (палаты), пергола, стукко. Все они пришли оттуда, из Италии. Но как бы удивились средневековые мастера, узнай, что поистине широкое распространение на Руси получили не эти благородные слова, а вульгарнейший жест, благополучно забытый даже потомками самих тосканцев.


22 Декабрь 2012 Виктория Максимова | Комментариев (4)

Добавить в Лингво (1): устойчивые выражения и фразеологизмы

Из периодически накапливающегося материала, который, к сожалению, не обнаружен в Лингво:

croce-rossa11. Sparare sulla Croce Rossa — бить лежачего (и другие образы беззащитных людей)
О бесчестном поведении или  слишком легкой победе, когда нападают на слабого или не способного реагировать (как спасатели «Красного Креста», которые всегда безоружны)

Non si è avuto pietà  per chi stava per andare in pensione ma ci si è fermati di fronte alle lobbies che vogliono mantenere i privilegi. Si è sparato sulla croce rossa e a farne le spese sono sempre i più deboli,  le categorie degli anziani, i pensionati, i malati. — Не пожалели тех, кто должен был выходить на пенсию, но пошли навстречу тем, кто хочет сохранить свои  привилегии. В общем, расстреляли безоружных, и страдать (от реформы) будут самые слабые — пожилые люди, пенсионеры и больные.

2. Asso fermo − завсегдатай, привычное лицо

Термин пришел из карточной игры.

3. Bello e pronto готовый, только бери; на блюдечке с голубой каемкой, в чьем-л. полном распоряжении.

Montanelli cominciò poi a cercare un editore. Bussò a molte porte, ma tutti gli approcci con i grandi editori fallirono: ad Andrea e Angelone Rizzoli si rivolse con queste parole: «Mi avete fatto la corte per tre anni affinché dirigessi un vostro quotidiano ed ora ve lo porto bell’e pronto» Монтанелли начал искать издателя. Стучался во многие двери, но крупные издатели не приняли его предложения. К Андреа и Анджелони Риццоли он, например, обратился с таким словами:  «В течение трех лет вы увивались за мной, предлагая мне стать главным редактором какого-либо вашего периодического издания. И вот я принес его вам готовый берите».

4. A bocce ferme в спокойной обстановке / когда ситуация стабилизируется («устаканится» или прояснится). Аллюзия на игру  бочче.bocce

Ora inutile tormentarsi con i «se» e i «ma». A bocce ferme, servirà una riflessione complessiva. Сейчас бесполезно мучить себя разными «а вот если» и «однако». Когда всё прояснится, тогда и начнем анализировать случившееся.

5. Mettere in essere реализовать, создать, провести в жизнь, осуществить и т. п.
Постепенно отживающий канцелярит,  но тем не менее пока еще живет и здравствует.

Le azioni da mettere in essere nel corrente anno. − Меры, которые необходимо принять в текущем году.

6. Indossare (vestire) i panni di qualcuno − выступить в роли кого-л. (как в прямом смысле − об актере, так и в переносном)

Butler vestirà i panni di un calciatore professionista chiamato ad allenare la squadra del figlio. — <В фильме> Батлер выступит в роли профессионального футболиста, тренирующего команду, в которой играет его собственный сын.

7. Fuori misura непомерный, чрезмерный, неумеренный и т. п.
В Лингво есть только чисто техническое значение негабаритный, но нет переносного значения, которое широко используется в публицистике, и в повседневной речи.

Attacchi fuori misura − непомерные нападки

8. Chiudere i rubinetti перен. перекрыть/запретить доступ.
В Лингво в статье rubinetto указано только прямое значение этого слова − кран, и нет пометки, что у него есть и переносное значение − источник чего-л. (напр., о финансовых средствах и аналогичных). О переносном значении, в общем-то, можно и догадаться, поскольку в русском языке тоже есть значение перекрыть кран (кислород), но все равно непорядок-с.

Per chiudere i rubinetti della Rete a un intero Paese bisogna contattare tutti i provider nazionali e coordinare una «serrata generale» del traffico online. Чтобы перекрыть выход в сеть целой стране,  нужно сначала связаться со всеми национальными провайдерами и организовать одновременное отсечение всего онлайнового трафика.

9. Fare dietrofront отойти назад, отступить
В Лингво это выражение имеется, но почему-то только с пометкой перен. Но у слова есть и прямое значение (маневр).

Come testimoniano i video, tutto era iniziato con qualche spintone tra poliziotti e manifestanti, poi gli agenti hanno fatto partire una breve manganellata. I manifestanti hanno allora fatto dietrofront, ma dopo pochi istanti sono tornati ad avanzare compatti. − Как свидетельствуют видеозаписи,  все началось  с взаимных грубых толчков полицейских  и демонстрантов, потом полицейские нанесли несколько ударов дубинками. На какое-то мгновение протестующие отступили, но тут же вновь сомкнули ряды и стали наступать.

10. A segno − хорошо, точно, удачно, с большим успехом.
Выражение пришло из стрельбы, где a segno используется в прямом смысле  — <попасть> в цель. Но выражение широко используется и в переносном смысле, который отмечен в толковых словарях, но, увы, не в Лингво.

Almeno tre su sei mandati di cattura europei sono andati a segno grazie alle indagini del nucleo della Guardia di finanza di Milano. Благодаря работе следственной бригады Финансовой полиции Милана, по меньшей мере три из шести европейских ордеров на арест завершились задержаниями.


23 Ноябрь 2012 Виктория Максимова | Комментариев (2)

Разница в одно слово-3

Разница в одно слово−2 ,  −1

Накопилась еще порция:

1. Притянуть за ушиtirare per i capelli

Справедливости ради надо сказать, что tirare per i capelli может переводиться и как  тащить за волосы (= вынудить кого-л.  против его воли). А если нужно оттаскать за волосы в прямом смысле, то это будет  tirare i capelli − без предлога per! Итого:

Certo, è un paragone tirato per i capelli, ma qualche similitudine eiste. —  Сравнение, конечно, притянуто за уши, но какое-никакое сходство имеется.

Le analogie tra la situazione odierna in Iraq e quella vietnamita di trenta e più anni fa sono tirate per i capelli.Аналогии между сегодняшней ситуацией в Ираке и тем, что происходило тридцать с лишним лет назад во Вьетнаме, притянуты за уши.

Nella polemica col Cavaliere, Monti è stato tirato per i capelli.Монти втянули в полемику с Берлускони против его желания.

Processato ieri a Stoccolma l’uomo accusato di aver tirato i capelli al figlio.Вчера в Стокгольме прошел суд над мужчиной, которого обвиняли в том, что он оттаскал своего сына за волосы.

2. Забурлила/вскипела/разыгралась кровьaccendersi il sangue

Тут, как говорится, сошлись «лед и пламень»: у русских кровь, будучи жидкостью, кипит и бурлит, а у итальянцев зажигается (бензин?)

3. До последней капли кровиall’ultimo sangue (слово «капля» отсутствует)

А вот избить до крови так и будет picchiare a sangue.

4. На холодную головуa sangue freddo

Наверное, это пример различия в языковых картинах мира русских и итальянцев. Аналогичным образом, где у русских душа, там итальянцы чаще всего говорят cuore.

5. Твердая  рукаpugno duro

Vladimir Putin, per i sostenitori del “pugno duro”, non sarebbe abbastanza severo, per i liberali invece fin troppo autoritario.Для сторонников «твердой руки» Владимир Путин недостаточно тверд, а для либералов слишком авторитарен.

6. Общий язык (найти) terreno comune (trovare)

Из газеты «Вгляд»:

«Мне кажется, и студенты, и Дмитрий Анатольевич нашли общий язык. Были вопросы, связанные с социальными проблемами, острые вопросы, но не могу сказать, что все вопросы удались, я даже была некоторым образом удивлена, что пошли личные просьбы», − сказала Вартанова. …».

И вот как это было переведно в газете «Russia Oggi»:

… “Il fatto che il Presidente, che all’inizio aveva dato la disponibilità a fermarsi solo per un’ora e venti minuti, si sia alla fine trattenuto per quasi due ore, dimostra che l’incontro è stato interessante anche per lui. Ritengo che gli studenti e il Presidente Medvedev abbiano trovato un terreno comune”.

PS: Калька lingua comune имеет совсем другие значения: 1. общий язык для разных территорий, на которых присутствуют различные диалекты; 2. простой язык (ordinario, то есть тот, которым пользуются не специалисты, а люди в повседневном общении.

7. Делить пирог spartire la torta

8. Колосс на глиняных ногахcolosso/gigante dai piedi d’argilla

(ни в коем случае не предлог su)

Да, имеется и вариант с другим предлогом − … coi piedi d’argilla, но он  встречается реже (около 3.500 хитов против 92.800 у предлога dai). Однако имеет место быть, от этого не отмахнуться.

Интересно тут другое.  В данном выражении слово colosso вроде бы является каноническим, однако если вы погуглите сначала выражение colosso dai piedi d’argilla, а потом gigante dai piedi d’argilla, то увидите, что неканонический gigante будет встречаться гораздо чаще, чем канонический colosso.

Полезла в толковые словари искать объяснение этому явлению. Де Мауро и Девото-Оли промолчали, а Треккани подтвердил  народные преференции: «в выражениях с переносным значением gigante употребляется наравне с colosso и, вероятно, даже чаще, как, например, во фразеологическом обороте  gigante d’argilla o dai piedi d’argilla (di creta)

9. Cерый кардиналeminenza grigia

Итальянцы используют  титул обращения («серое преосвещенство», впрочем, тут они повторяют фанцузское оригинальное выражение Eminence grise), а русские  предпочитают называть сан − кардинал.

Строго говоря, серый кардинал звучит  нонсенсом, потому что кардинальские одежды − алые, но в сером кардинале  слились два разных персонажа, отсюда и кажущееся противоречие. Согласно «Энциклопедическому словарю крылатых слов и выражений» Вадима Серова, серым преосвещенством сначала именовали  правую руку кардинала Ришелье − капуцинского монаха отца Жозефа Франсуа ле Клерка дю Трамбея, ходившего в серой рясе,  и только позже —  самого Ришелье, когда тот стал главой королевского совета и фактическим правителем вместо Людовика XIII.

10. Каменный гостьconvitato di pietra

«Каменного гостя» Пушкина следует переводить не ospite, а convitato («Convitato di pietra»), то есть сотрапезник , хотя у Пушкина в тексте нет ни слова о трапезе. Пушкинский Дон Гуан приглашает Командора совсем с другой, более оскорбительной целью − так сказать, «подержать свечку» любовникам (которая, кстати,  на итальянском так и будет − reggere il moccolo/la candela, tenere la candela):

…Я, командор, прошу тебя прийти
К твоей вдове, где завтра буду я,
И стать на стороже в дверях. Что? Будешь?

Название «гость», которое дает Пушкин Дону Гуану, более точное, потому что именно Командор приходит в дом к Донне Анне по приглашению Дона Гуана, но Пушкин писал своего «Каменного гостя», отталкиваясь от европейского сюжета, где не убийца, а убитый приглашал к себе в склеп на совместный ужин, так что итальянские переводчики, когда превращают гостя в сотрапезника,  всего лишь  обнажают скрытую цитату.

На этот сюжет было написано несколько произведений, но исходной является комедия Тирсо де Молина «El burlador de Sevilla y convidado de piedra» (1630): именно там впервые появляется Дон Жуан, которого убитый им Дон Гонсало приглашает к себе на ужин:

Дон Гонсало:
Ты мне руку дал и слово.
Помни же, что ты со мной
Завтра ужинаешь в десять. Будешь?

Когда Дон Хуан приходит к склепу и поднимает надгробную плиту, то видит под ней черный стол, накрытый к ужину. Далее всё развивается в лучших традициях хоррора: сотрапезникам прислуживают два призрака, поднося в качестве угощений скорпионов, жаб и змей, а вместо вина — желчь и уксус («из давилен замогильных каплет только это зелье») и т. п.


20 Октябрь 2012 Виктория Максимова | Пока нет комментариев

40 чертей и одна муха, или La conquista della quinta C

Кто из нас не знает с детства самый лучший выпуск «Ералаша» — фильм «40 чертей и одна муха»! В титрах значится, что фильм сделан по рассказу Джованни Моска —  итальянского журналиста и писателя. Рассказ был написан в далеком 1939 году и включен в сборник «Школьные воспоминания».

Ниже привожу оригинальный текст рассказа, каким я его нашла в сети. Рассказ написан  с блистательным юмором, который «Ералаш» прекрасно передал, добавив свои пародийные нотки —  наши шаблонные представления об итальянцах.

Сравнивая рассказ с фильмом, интересно было заметить следующее:

В фильме есть выражение «come fare uno starnuto» (раз плюнуть). В оригинальном тексте оно отсутствует. Диалог между учителем и Гуарески другой:

— Ti sentiresti capace, con un colpo di fionda, di abbattere quel moscone?»
— E’ il mio mestiere», rispose Guerreschi, con un sorriso.

Интересно также, что в оригинальном тексте автор рогатку называет fionda (то есть употребляет самое обычное слово для мальчишеской рогатки), а в фильме Хазанов почему-то  употребляет frombola. Назвать мальчишескую рогатку frombola это все равно, что игрушечное ружье современного мальчишки назвать пищалью.

………

Giovanni Mosca
da «Ricordi di scuola»

La conquista della quinta C

Avevo vent’anni quando, tenendo nella tasca del petto la lettera di nomina a maestro provvisorio, e sopra la tasca la mano, forte forte, tanto era la paura di perdere quella lettera così sospirata, mi presentai alla scuola indicata e chiesi del Direttore. Il cuore mi faceva balzi enormi.

«Chi sei?», mi domandò la segretaria. «A quest’ora il signor Direttore riceve solo gli insegnanti».

«So… sono appunto il nuovo maestro…» dissi, e le feci vedere la lettera. La segretaria, gemendo, entrò dal Direttore il quale subito dopo uscì, mi vide, si mise le mani sui capelli.

«Ma ch fanno», gridò, «al Provveditorato? Mi mandano un ragazzino quando ho bisogno di un uomo con grinta baffi e barba da Mangiafuoco, capace di mettere finalmente a posto quei quaranta diavoli scatenati! Un ragazzino invece… Ma questo, apena lo vedono, se lo mangiano!»

Poi, comprendendo che quello era tutt’altro che il modo migliore di incoraggiarmi, abbassò il tono di voce, mi sorrise e, battendomi una mano sulla spalla: «Avete vent’anni?», disse. «Ci credo, perché altrimenti non vi avrebbero nominato; ma ne dimostrate sedici. Più che un maestro sembrate un alunno di quinta che abbia ripetuto parecchie volte. E questo, non ve lo nascondo, mi preoccupa molto. Non sarà uno sbaglio del Provveditorato? C’è proprio scritto Scuola ‘Dante Alighieri’?»

«Ecco qui», dissi mostrando la lettera di nomina. «‘Scuola Dante Alighieri'».

«Che Iddio ce la mandi buona!», esclamò il Direttore. «Sono ragazzi che nessuno, finora, è riuscito a domare. Quaranta diavoli, organizzati, armati, hanno un capo, si chiama Guerreschi; l’ultimo maestro, anziano, e conosciuto per la sua autorità, se n’è andato via ieri, piangendo, e ha chiesto il trasferimento…».

Mi guardò in faccia, con sfiducia: «Se aveste almeno i baffi…», mormorò. Feci un gesto, come dire ch’era impossibile, non mi crescevano. Alzò gli occhi al cielo: «Venite», disse. Percorremo un lungo corridoio fiancheggiato da classi: quarta D, quinta A, quinta B… quinta C…

«E’ qui che dovete entrare» disse il direttore fermandosi dinanzi alla porta della V C dalla quale sarebbe poco dire che veniva chiasso: si udivano grida, crepitii di pallini di piombo sulla lavagna, spari di pistole a cento colpi, canti, rumore di banchi smossi e trascinati.

«Credo che costruiscano barricate», disse il Direttore. Mi strinse forte un braccio, se n’andò per non vedere, e mi lasciò solo davanti alla porta della V C. Se non l’avessi sospirata per un anno, quella nomina, se non avessi avuto,
per me e per la mia famiglia, una enorme necessità di quello stipendio, forse me ne sarei andato, zitto zitto, e ancora oggi, probabilmente la V C della scuola «Dante Alighieri» sarebbe in attesa del suo dominatore: ma mio padre, mia madre, i miei fratelli attendevano impazienti, con forchetta e coltelli, ch’io riempissi i loro piatti vuoti; perciò aprii quella porta ed entrai.

Improvvisamente silenzio.

Ne approfittai per richiudere la porta e salire sulla cattedra. Seduti sui banchi, forse sorpresi dal mio aspetto giovanile, non sapendo ancora bene se fossi un ragazzo o un maestro, quaranta ragazzi mi fissavano minacciosamente. Era il silenzio che precede le battaglie.

Di fuori era primavera; gli alberi del giardino avevano messo le prime foglioline verdi, e i rami, mossi dal vento, carezzavano i vetri delle finestre. Strinsi i pugni, feci forza a me stesso per non dire niente: una parola sola avrebbe rotto l’incanto, e io dovevo aspettare, non precipitare gli avvenimenti.

I ragazzi mi fissavano, io li fissavo a mia volta come il domatore fissa i leoni, e immediatamente compresi che il capo, quel Guerreschi, di cui mi aveva parlato il Direttore, era il ragazzo di prima fila, — piccolissimo, testa rapata, due denti in meno, occhietti piccoli e feroci — che palleggiava da una mano all’altra un’arancia e mi guardava la fronte.

Si capiva benissimo che nei riguardi del saporito frutto egli non aveva intenzioni mangerecce. Il momento era venuto. Guerreschi mandò un grido, strinse l’arancia nella destra, tirò indietro il braccio, lanciò il frutto, io scansai appena il capo, l’arancia s’infranse alle mie spalle, contro la parete.

Primo scacco: forse era la prima volta che Guareschi sbagliava un tiro con le arance, e io non m’ero spaventato, non m’ero chinato: avevo appena appena scansato il capo, di quel poco che era necessario. Ma non era finita. Inferocito, Guerreschi si drizzò in piedi e mi puntò contro — caricata a palline di carta inzuppate con saliva — la sua fionda di elastico rosso.

Era il segnale: quasi contemporaneamente gli altri trentanove si drizzarono in piedi, puntando a loro volta le fionde, ma d’elastico comune, non rosso, perché quello era il colore del capo. Mi sembrò di essere un fratello Bandiera. Il silenzio si era fatto più forte, intenso.

I rami carezzavano sempre i vetri delle finestre, dolcemente. Si udì d’improvviso, ingigantito dal silenzio, un ronzio: un moscone era entrato nella classe e quel moscone fu la mia salvezza.

Vidi Guerreschi con un occhio guardare sempre me, ma con l’altro cercare il moscone, e gli altri fecero altrettanto, sino a che lo scoprirono, e io capii la lotta che si combatteva in quei cuori: il maestro o l’insetto?

Tanto può la vista di un moscone sui ragazzi delle scuole elementari. Lo conoscevo bene il fascino di questo insetto: ero fresco di studi e neanch’io riuscivo ancora a rimanere completamente insensibile alla vista di un moscone.

Improvvisamente dissi: «Guerreschi» (il ragazzo sobbalzò, meravigliato che conoscessi il suo cognome), «ti sentiresti capace, con un colpo di fionda, di abbattere quel moscone?» «E’ il mio mestiere», rispose Guerreschi, con un sorriso.

Un mormorio corse tra i compagni. Le fionde puntate contro di me si abbassarono, e tuti gli occhi furono per Guerreschi che, uscito dal banco, prese di mira il moscone, lo seguì, la pallina di carta fece; den! contro una lampadina, e il moscone, tranquillo, continuò a ronzare come un aeroplano.

«A me la fionda!», dissi.

Masticai a lungo un pezzo di carta, ne feci una palla e, con la fionda di Guerreschi, presi, a mia volta, di mira il moscone. La mia salvezza, il mio futuro prestigio erano completamente affidati a quel colpo.

Indugiai a lungo, prima di tirare: «Ricordati», dissi a me stesso, «di quando eri scolaro e nessuno ti superava nell’arte di colpire i mosconi». Poi, con mano ferma, lasciai andare l’elastico: il ronzio cessò di colpo e il moscone cadde morto ai miei piedi.

«La fionda di Guerreschi», dissi, tornando immediatamente sulla cattedra e mostrando l’elastico rosso. «è qui, nelle mie mani. Ora aspetto le altre».

Si levò un mormorio, ma più d’ammirazione che di ostilità: e a uno a uno, a capo chino, senza il coraggio di sostenere il mio sguardo, i ragazzi sfilarono davanti alla cattedra, sulla quale, in breve, quaranta fionde si trovarono ammonticchiate.


29 Март 2012 Виктория Максимова | Комментариев (1)

Четыре по пятьдесят, или Подвешенная водка

Вот это по-нашему, по-расейски!  В Москве начали «подвешивать» не только кофе, но и водку (фото взято с сайта Артемия Лебедева).

vodka-sospesa_01

Подвешенная водка в большом кафе Студии


18 Март 2012 Виктория Максимова | Комментариев (2)

РосПил, пилить бюджетные средства

rospil1Жаргонное пилить (бюджетные средства), увы, актуально. Емнип, на форуме однажды пытались найти ему аналог, но кроме spartire/dividersi la torta так ничего и не придумалось.

В статье под названием «Aleksej Navalnyj, la voce del dissenso della Russia di Putin» нашла такое объяснение:

Il blog venne chiamato RosPil, un acronimo che sta per “segatura di Russia”. In italiano non significherebbe nulla ma “segatura” in russo è un’espressione gergale traducibile in “ruberie ai danni dello Stato”. Oggi la principale attività svolta dal blog è quella di aggiornare i propri lettori su tutti gli appalti pubblici sul territorio della Federazione svelando stranezze, favoritismi e incongruenze. I lettori dal canto loro contribuiscono a queste denuncie.

А вот явный пример, как «распил» был неправильно понят:

I liberali sono incredibili. Non resistono neppure per un secondo all’ossessione di dover trovare ad ogni costo la falla, e sproloquiano su come il governo ‘taglierà il bilancio, saccheggerà e venderà la Siberia agli Americani-Cinesi-Giapponesi’. La compagnia non è ancora stata creata e hanno già cominciato a frignare!

Но есть удивительные люди, либералы. Они даже на секунду не могут отказаться от своего критиканского психотипа, и не начать разговоры о том, что «бабло попилят, всё разворуют, Сибирь продадут американцам-китайцам-японцам». Тут же начали гундеть, тут же, когда эта корпорация даже ещё не создана!

А здесь упоминаются синие ведерки — seсchielli blue, поясняемые как i lampeggianti blu. Да, alek.zander был прав (я про его комментарии к моей записи про autoblue) — ничего другого нет.

Il sospetto è che invece il palazzo tenti di cavalcare l’onda delle proteste, seguendo la scia delle organizzazioni di cittadini che hanno contribuito molto a far cambiare il vento a Mosca, dai Secchielli blu’ che denunciano gli abusi quotidiani compiuti sulle strade dalle auto con i lampeggianti (blu) a RosPil, il sito anti-corruzione del blogger Alexey Navalny, che sta dando parecchi grattacapi al premier Vladimir Putin. Se il progetto diventerà realtà, comunque, sul portale ci sarà una mappa interattiva che mostrerà «quali regioni sono in testa per numero di sciocchezze» ad opera dell’apparato pubblico.


19 Февраль 2012 Виктория Максимова | Комментариев (1)

Сидеть на игле

На  газовой игле, на бюджетной, а также на сырьевой, кредитной, финансовой, дотационной, углеводородной…

Русских вариантов у этого выражения множество, выражение очень популярно. Читая одну статью о поставках российского газа в Италию, наткнулась на любопытное выражение —  alla canna del gas.

attaccarsi alla canna del metano
alla canna del Gasprom
alla canna del gasdotto di Putin (gasdotto russo)

С первого взгляда показалось, что оно просто идеально подходит для русского сидеть на <газовой> игле. Стала искать дальше и сравнивать контексты употребления.

В переносном смысле в выражении  alla canna del gas, скорее, подразумевается не природный газ,  а  кислород, который подается больному, когда он не в состоянии самостоятельно дышать и его подключают к системе искусственного дыхания. Иногда вижу, что  одни фразы можно легко перевести, используя русское сидеть на  <…> игле, другие — нет, в них придется употреблять дышать на ладан/быть при смерти/ быть скорее мертвым, чем живым и тому подобное.

I Monti Lucretili e gli altri parchi regionali del Lazio alla canna del gas.

Il blocco delle pensioni e l’aumento dell’Iva rappresenteranno “una tenaglia che porterà i pensionati definitivamente alla canna del gas».

Chi ci rimette poi non siamo io e te, borghesi col sedere protetto, ma i milioni che là fuori vivono già alla canna del gas.

Сon Berlusconi e Bossi l’Italia era ridotta alla canna del gas, una nazione spolpata e da evitare, l’ultimo vagone del treno Europa, protagonista per le barzellette, i bunga bunga e i processi del premier.

Фразеологические словари (по крайней мере, те, что есть у меня) это специфическое значение не фиксируют. Это кажется странным. Оно сравнительно новое? Тем не менее Гугл выдает 1,7  миллионов (!)  результатов. Даже если исключить из этого количества все прямые значения, переносных все равно останется очень много.  Беглый просмотр показывает, что лидируют как раз они.

Слово canna, кроме значения труба, трубка, на жаргоне означает и косяк, травка, так что для игры смыслов в итальянском языке тут открываются широкие возможности, недаром Гугл выдает такое  огромное количество хитов.

В Лингво этого выражения тоже нет. В общем, надо бы получше присмотреться к нему.



16 Февраль 2012 Виктория Максимова | Комментариев (6)

Важная разница в одно слово (2)

Начало здесь. Еще порция:

1. В нужном месте в нужный час — al momento giusto e nel posto giusto

2. Сбросить бомбы — scaricare le bombe

3. Постучать по дереву — toccare il ferro

4. Зов предков (по Дж. Лондону) — richiamo della foresta

5. Принять за чистую монету — prendere per buona moneta, moneta sonante

6. Чистой воды (о бриллиантах и в переносном смысле) — della più bell‘acqua

7. Все хорошо, прекрасная маркиза — Tutto va ben madama la marchesa

8. Быть сытым по горло — аverne fin sopra i capelli

9. Промокнуть до нитки — essere bagnato fino alla  punta dei capelli

(справедливости ради надо тут добавить, что выражение промокнуть с головы до ног в итальянском тоже существует — dalla testa ai piedi)

10. Подлить масла в огонь — gettare olio sul fuoco.

Gettare — размашистый жест, плеснуть масла. Подлить — жест умеренный и осторожный.

simili02


6 Февраль 2012 Виктория Максимова | Комментариев (13)



Страница 1 из 41234